Follow Us

  • 05/09/2021

Президент начинает призывать своих подчиненных задуматься о реальности

Сохранение окружающей среды-предмет гордости Туркменистана

Поделиться

Гурбангулы Бердымухамедов именно так и поступил на заседании Кабинета министров 18 сентября, когда призвал вице-премьера Гадыргельды Мушшикова подготовить экономический прогноз на оставшуюся часть текущего года и 2021 год.

Хотя президент говорил только в общих чертах, из его замечаний видно, что надвигается еще более жесткая экономия.

“По прогнозам ведущих мировых экономических и финансовых экспертов, следующий год будет таким же сложным для экономики, как и нынешний”, – цитирует его государственное информационное агентство TDH.

Затем Бердымухамедов призвал пересмотреть бюджет на 2021 год. Но отчет о заседании Кабинета министров TDH был осторожен, чтобы быстро следовать этой линии с одним заявлением о том, что правительство по-прежнему привержено повышению зарплат, пенсий, пособий и студенческих стипендий.

По иронии судьбы, 18 сентября также ознаменовался последним раундом консультаций между туркменскими экономическими чиновниками и Международным валютным фондом – вероятно, теми же самыми “ведущими международными экспертами”, которые пугали Бердымухамедова. Пока имеется лишь туркменская расшифровка этих переговоров. Получив свою версию первой, туркменские государственные новости могут сказать, что рекомендации МВФ по дальнейшему экономическому росту “соответствуют повестке дня, установленной президентом Туркменистана.”

МВФ, как правило, довольствуется тем, что уступает себя в качестве фигового листа для туркменского правительства, но, возможно, не совсем до такой степени. После консультаций в ноябре фонд пустил в ход знакомые строки о завышении курса маната, необходимости открыть экономику для большей конкуренции и преимуществах постепенного отказа от непродуктивного направленного дешевого кредита. Не говоря уже о большей прозрачности. В переводе на человеческий язык это означает меньше перекладывать народные деньги на коррумпированных дружков для строительства неэффективных предприятий и больше давать честным предпринимателям немного передышки, чтобы получать прибыль и торговать с внешним миром.

Говоря о рациональном использовании ресурсов, президент поинтересовался в ходе видеоконференции с руководителями регионов 14 сентября, как продвигается строительство гигантских юртообразных зданий, которые должны служить провинциальными концертными залами. В ноябре 2018 года Бердымухамедов дал поручение построить 3000-местные площадки в Балканском, Дашогузском и Лебапском районах. Неизвестно, сколько будет стоить достройка этих зданий.

Даже туркменское руководство понимает, что такая перекошенная расстановка приоритетов постоянно рискует породить недоброжелательность, и этим объясняется интенсивность репрессивной машины. Однако Бердымухамедов разочарован тем, что не может найти подходящего персонала для проведения этой репрессии. На этой неделе он вынес строгий выговор министру внутренних дел Маметхану Чакиеву, который находится на этой должности с октября 2019 года, за неустановленные недостатки.

Еще один чиновник, глава Государственной таможенной службы Максат Худайкулиев, получил такое же наказание.

Биографии этих двух людей пересекаются в значительной степени и могут объяснить, что лежит в основе этой конкретной истерики. Чакиев был первым руководителем антикоррупционной службы, созданной в июне 2017 года, пост он занял после того, как возглавил таможенную службу. Худайкулиев возглавил антикоррупционный орган в апреле 2018 года, а в августе 2019 года сменил на посту главы таможни серийного получателя выговора Атадурды Османова.

Однако было бы наивно предполагать, что эти два чиновника были поставлены во главе таких глубоко прибыльных министерств, потому что президент серьезно намерен искоренить коррупцию. Все правительственные ведомства имеют, в дополнение к своим регулярным оперативным бюджетам, дискреционные фонды для внеклассных занятий. Это объясняет, почему различные государственные органы владеют Ахалтекинскими лошадьми, которые соревнуются на скачках. Министерства действуют как миниатюрные феодальные владения, обогащая свои высшие эшелоны, и это допускается при условии понимания и ожидания того, что деньги циркулируют вверх по пищевой цепочке. Само собой разумеется, что в неурожайные времена этот поток склонен становиться вялым и что чиновников и полугосударственных бизнесменов нужно подстегивать.

На внешнеполитическом фронте Туркменистан был на исходе раздраженных замечаний из России, которая выразила недовольство тем, как, по сообщениям, прекращаются занятия русским языком в ряде ашхабадских школ. Москва заявляет, что это нарушает дух договора о дружбе и сотрудничестве 2002 года, который предусматривал продвижение русского языка в Туркменистане. Молчание туркменского внешнеполитического ведомства, которое обычно не замедляет отреагировать на то, что оно считает неточными сообщениями, является убийственным.

Газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, или ТАПИ, продолжает появляться в заголовках государственных новостей. Бердымухамедов 18 сентября связался по телефону с президентом Пакистана Арифом Альви, чтобы ввести его в курс дела по проекту-в частности, сообщить, что работы на туркменском участке находятся на завершающей стадии. (Кстати, это настоящий парадокс Зенона о трубопроводе – его неизбежное или фактическое завершение неоднократно обещалось на протяжении многих лет.)

Однако настоящим камнем преткновения для партнеров стала цена. Базирующаяся в Карачи The News International сообщила, что на этой неделе был достигнут важный прогресс в этом вопросе, когда Мухамметмырат Аманов, исполнительный директор Корпорации TAPI Pipeline Limited, пообещал пакистанским официальным лицам во время визита в Исламабад, что Туркменистан готов снизить запрашиваемую цену на свой газ. Газета также цитирует официальных лиц туркменской делегации, заявивших, что они добились прогресса в переговорах с международными кредитными агентствами. Туркменистан, как известно, имеет обязательства по кредитам от Азиатского банка развития и правительства Саудовской Аравии,но они далеко не дотягивают до 10 миллиардов долларов, которые, по оценкам, может стоить весь проект.

Источник: https://russian.eurasianet.org/

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Узбекистан связывает экономическую борьбу с продажей золота

Read Next

Китайский взгляд на Центральную Азию

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x