Follow Us

  • 09/18/2021

Оппозиция в Узбекистане: быть или не быть

Поделиться

В Узбекистане издавна существует строгий авторитаризм. Со сменой президента в 2016 году наблюдается снижение страха среди населения. Тем не менее, разочарование у многих узбеков велико, потому что страна меняется недостаточно быстро.

Сегодня в Узбекистане вопрос об оппозиции находится в центре внимания по ряду причин. Во-первых, из-за длительного периода строгого авторитарности в стране, в течение которого оппозиция рассматривалась как источник политической и социальной дестабилизации и как угроза миру и безопасности. Первый президент Узбекистана после обретения независимости от СССР Ислам Каримов (1989-2016) яростно отстаивал свое всемогущество.

Это негативное восприятие оппозиции было вызвано, в частности, незрелостью политической сферы или характером оппозиции первой половины 1990-х годов.

Затем на протяжении четверти века в Узбекистане сложилась политическая и социальная система, которая с подозрением относится к любой форме оппозиции. Смена лидеров в 2016 году с приходом Шавката Мирзиёева пока не изменила ситуацию, особенно в сознании элит. Для них оппозиция нежелательна для Узбекистана, поскольку она может извлечь выгоду из социально-экономических проблем и нанести ущерб национальной безопасности.

Однако с 2016 года наблюдается снижение страха среди населения. Власти предпринимают конкретные шаги для восстановления имиджа страны на международной арене, открывая новые инвестиции, идеи и технологии, обновляя управленческие кадры и развивая туризм. В этом контексте часть общественного мнения поднимает вопрос: не пора ли отказаться от старомодной политики и позволить людям создавать свои собственные общественные и политические организации? Когда партия ориентирована на общество, а не на власть, она рассматривается как форма оппозиции.

Почему существование реальной оппозиции имеет решающее значение в глазах общественного мнения? Ибо его отсутствие означает попрание свобод мысли и слова, основ демократии. Там столько же мнений, сколько людей. Такое разнообразие мнений и интересов естественным образом отражается на количестве и характере таких ассоциаций, как политические партии той или иной страны. Без реальной и свободной оппозиции государство не может претендовать на свои права, и насилие часто используется для того, чтобы заставить граждан отказаться от свободы ассоциации.

В Узбекистане это не было чем-то удивительным на рубеже советской эпохи, поскольку безопасность и стабильность преобладали над свободой, правом и развитием. Но сегодня ситуация совершенно иная, так что этот вопрос регулярно возвращается в суть дебатов.

Для развития страны требуется форма оппозиции, хотя ее многоэтнический и многоконфессиональный характер может порождать определенные риски. Но нет никаких сомнений в том, что эти проблемы можно преодолеть с помощью политической воли. После того, как будут созданы минимальные правовые условия для оппозиции, в Узбекистане может произойти бурное развитие.

Кроме того, даже если будут зарегистрированы новые партии, потребуется много лет и усилий, чтобы они превратились в политические силы, с которыми можно считаться.

Как это ни парадоксально, еще одна немаловажная функция оппозиции-укрепление национального самосознания. В эпоху социальных сетей, интернета и мгновенных коммуникаций большое разочарование испытывают многие узбеки, чьи ожидания по отношению к новой администрации страны были разочарованы. Узбекистан в конечном счете меняется не так быстро, как хотелось бы.

В отсутствие оппозиции в официальных государственных органах, таких, как Олий Мажлис, парламент Узбекистана, разочарование, естественно, идет против правительства и власти. С другой стороны, если бы существовала какая-то серьезная форма оппозиции, то часть этого разочарования была бы направлена на нее и испарилась бы в ходе публичных дебатов.

Настало время для Узбекистана определить свое будущее: сохранить принудительные меры или принять решение о превращении в подлинную демократию. Решать, какова природа этого противостояния, должна власть. Возможно, лидеры решат разрешить возвращение политических сил, вынужденных покинуть страну из-за необоснованных преследований.

До сих пор реформы Шавката Мирзиёева были ориентированы на демократическое правовое государство, а не на полицейское государство. Поэтому логика заключается в том, чтобы власти приняли меры, направленные на расширение участия граждан в политической жизни страны. В противном случае реформы были бы лишь стимулом для того, чтобы лучше перескочить в авторитаризм.

Почему самые демократические страны являются самыми стабильными и богатыми? Потому что они используют интеллект всех, особенно оппозиции, которая может высказывать критику и представляет собой альтернативу. И граждане в целом решают, какое развитие лучше всего подходит для большинства. Конечно, партия может терпеть поражения, но при этом не будет вынуждена покинуть страну или заперта в лагерях. Его голос всегда будет слышен в средствах массовой информации.

Вопрос оппозиции не только политический, но и философский и цивилизационный. Она, скорее всего, останется в центре дискуссий и послужит доказательством того, что Узбекистан стоит на пути к современности или, наоборот, если реформы только на ветру.

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Туркменистан: дурной ветер, который никому не приносит добра

Read Next

США прекращают финансирование работ по разминированию Карабаха

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x