• 02/25/2021

Казахстан хочет обзавестись электронной валютой

Казахстан хочет обзавестись электронной валютой

Поделиться

Правительство Казахстана хочет создать электронную валюту на основе национальной валюты тенге. Это решение, в частности, позволит бороться с коррупцией, а также обеспечит согласованную правовую основу для привлечения новых иностранных инвесторов в криптовалютную сферу.

Президент Казахстанского антикоррупционного агентства Алик Шпекбаев 21 июля прошлого года предложил наделить Центральный банк страны электронной валютой на основе тенге, национальной валютой, сообщает казахстанское СМИ Казинформ. В отличие от криптовалют, модель которых основана на децентрализованной компьютерной сети, позволяющей выпускать валюту по принципу одноранговой торговли, эта валюта будет индексироваться по курсу национальной валюты и управляться регальной организацией.

По мнению агентства, это решение в первую очередь позволит более эффективно бороться с коррупцией за счет повышения прозрачности и контроля за распределением госзакупок, отмечает Казинформ. Если идея не нова, поскольку власти Казахстана с 2017 года задаются вопросом о введении такой электронной валюты, это предложение рассматривается как ответ на рост криптовалют в стране. Таким образом, следуя примеру ряда азиатских стран, Казахстан может стать первой страной на постсоветском пространстве, создавшей эту систему.

В июне 2017 года Казахский Национальный банк объявил о выпуске краткосрочных долговых ценных бумаг на основе блокчейна, децентрализованного цифрового реестра, запрограммированного для регистрации экономических транзакций, технология которых лежит в основе криптовалют, о чем передали специализированные СМИ Coindesk. Данные, размещенные одновременно на тысячах или даже миллионах компьютеров, теоретически неподкупны, что позволяет членам одноранговой сети совершать безопасные транзакции в Интернете, не прибегая к банковскому или финансовому посреднику. За этим первым решением вскоре последовало подписание 17 октября 2017 года меморандума между Астанинским международным финансовым центром (AIFC), организацией, поддерживаемой правительством Казахстана, и мальтийской компанией Exante для демократизации платформы Stasis для частных криптовалютных транзакций.

Однако в то время эти достижения столкнулись с противодействием ряда казахстанских чиновников, в том числе бывшего председателя Национального банка Данияра Акичева, который тогда считал, что проект больше способствует спекуляциям, чем экономическому развитию и стабильности тенге. В итоге Нацбанк предложил в начале 2018 года запретить все криптовалюты с территории Казахстана, о чем сообщили российские СМИ Спутник. В мае того же года бывший президент Нурсултан Назарбаев призвал международное сообщество регулировать использование криптовалют, о чем сообщили казахстанские СМИ Informburo.kz, при этом не уточняя, были ли пожелания правительства Казахстана направлены на развитие сектора или на его остановку.

Через два года в Казахстане, таким образом, происходит крах. Благоприятное заключение, вынесенное Агентством по борьбе с коррупцией, основано на ощутимых выгодах для управления Казахстаном: Национальная электронная валюта позволит предотвратить коррупцию в бумажных банкнотах, отслеживать бюджетные средства, выделяемые на государственные закупки, а также снизить комиссионные за транзакции и снизить скорость движения наличных денег на казахской земле. Нур-Султан также, похоже, стремится присоединиться ко многим экономикам (включая Китай и Россию), которые в настоящее время проводят испытания электронных валют, или «central bank-issued digital currencies» (CBDC).

Тем не менее, похоже, что глобальный проект связан с быстрым ростом криптодобывающей деятельности по всему Казахстану. Пришедшие по большей части во второй половине 2010-х годов крипто-майнеры поставили вычислительную мощность компьютеров на службу платформам управления транзакциями в криптовалютах. Поскольку ресурсы, предоставленные пользователем для проверки целостности транзакций, приносящих ему кредиты-следовательно, криптовалюты, – многие предприниматели быстро подняли эту практику в промышленных масштабах, поселившись в регионах, где затраты на электроэнергию оборудования приносят наибольший доход.

Согласно сообщениям, 14 ферм, действующих в июле 2020 года, уже принесли более 170 миллионов евро своим производителям и привлекли более 17 миллионов евро инвестиций, активизировав региональные экономики Экибастуза, Тараза, Павлодара или Караганды.

Таким образом, электронное тенге рассматривается как ответ и дополнение к инвестициям в криптовалюты. В мае двойную инициативу выдвинули советник президента Казахстана му Синь и бывший вице-премьер Казахстана Аскар Джумагалиев, ставший министром цифрового развития, инноваций и космической промышленности.

После заявления парламентариев в декабре 2019 о том, что крипто-майнеры не будут облагаться налогом за «чисто технологический процесс», как описали казахстанские СМИ Kursiv.kz, казахский Сенат окончательно узаконил 25 в июне прошлого года заявленный криптодобычу и гарантировал законную собственность шахтеров на очищенные цифровые активы, как сообщили казахстанские СМИ Zakon.kz, таким образом, Казахстан является первой страной Центральной Азии, которая разрешила такую деятельность на своей территории.

Поделиться
Read Previous

Один погиб и один пострадал при столкновении на таджикско-киргизской границе

Read Next

Узбекистан стремится к большей прозрачности в своих тюрьмах

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *