• 03/02/2021

Ташкентская мозаика, наследие братьев Жарских

Ташкентская мозаика, наследие братьев Жарских

Поделиться

Ташкент, столица Узбекистана, отличается многочисленными мозаичными панелями, установленными на фасадах сотен крупных многоквартирных домов. Установленные в советские времена братьями Жарски, родившимися во Франции, эти панели придают городу уникальность как художественную, так и урбанистическую, однако сегодня они находятся под угрозой.

Появившиеся после страшного землетрясения 1966 года, ташкентские мозаичные панели, присутствующие главным образом на фасадах больших жилых домов, придают столице Узбекистана уникальный характер. Однако эти работы, изображенные тремя родившимися во Франции братьями русских эмигрантских родителей, сегодня находятся под угрозой нового динамизма столичной недвижимости.

26 апреля 1966 года в Ташкенте произошло одно из самых сильных землетрясений за всю свою историю. Магнитудой 5,2 по шкале Рихтера это землетрясение разрушило почти 80 % города, причем значительный ущерб был сосредоточен в основном в его историческом центре.

Более двух миллионов квадратных метров жилой площади, сотни офисных зданий, магазинов, учебных и медицинских учреждений были полностью разрушены. 78 000 семей, или более 300 000 человек из 1,5 миллиона жителей Ташкента, остались без жилья. Десятки тысяч строителей, архитекторов и инженеров приехали тогда со всего Советского Союза на восстановление Ташкента. Среди них братья Жарские.

Николай, Петр и Александр Жарские родились во Франции у родителей, бежавших из России после свержения царской власти в 1917 году. Однако во время Второй мировой войны все три брата участвовали в сопротивляющемся партизанском движении, возглавляемом советской властью для борьбы с силами оси. Затем семья Ярских окончательно вернулась в Россию в 1947 году. Тогда все три брата, происходившие из семьи художников, естественно, получили там художественное образование.

Николай и Петр Жарский прибыли в Ташкент в 1966 году для участия в реконструкции города, к которым некоторое время спустя присоединился их брат Александр. Со своих постов художественных работников на железобетонном заводе они смогли принять участие в возрождении города и развитии того, что впоследствии будет иногда называться “сейсмическим модернизмом”.

В своих мемуарах, сообщенных телеграфным счетом Узбекистана, Николай Жарский рассказывает, как они с братом Петром смогли принять участие в архитектурно-художественном возрождении Ташкента, как только приехали в город.

Искусство мозаичных панелей, начатое братьями Джарскими, позволило городу обрести индивидуальность в 1960-1980-х годах. Это искусство, первоначально предназначенное для новых многоэтажных зданий, заменяющих традиционные разрушенные дома, затем уменьшилось, чтобы появиться в вестибюлях подъездов, на фонтанах, куполах, а также на станциях метро.

Эти мозаики отличаются, в частности, использованием восточных орнаментов, а также символическими изображениями, типичными для советского искусства, такими как дружба между народами, а также прославление заслуженных работников.

Хотя эти мозаики глубоко вписаны в культурную самобытность города, сегодня они находятся под угрозой. Иногда эти мозаики просто разрушаются или покрываются слоем монохромной краски. Перед лицом этого постепенного исчезновения поднимаются голоса. Как и блогер Алла Дзюрич, которая объявила 13 июля 2018 о разрушении мозаики жилого района Юнусабад на севере Ташкента, несколько жителей города пытаются остановить это медленное исчезновение своего наследия через социальные сети, сообщают российские СМИ Fergana News.

Однако, как представляется, государственные органы постепенно осознают художественную и историческую ценность этого наследия. Также в 2018 году Общественный совет при хокимияте (кабинет мэра) Ташкента в партнерстве с компанией Parkent Plaza объявил на своей странице в Facebook о восстановлении мозаичной панели на одном из домов, восстановление которой ранее вызвало скандал в социальных сетях. Благодаря гражданской акции наследие братьев Ярских, возможно, таким образом можно было бы сохранить и даже переоценить.

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Размышления о грузинской евроатлантической основной политике

Read Next

Узбекистан обдумывает закон Об общественных собраниях, но с серьезными ограничениями

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x