• 03/04/2021

Размышления о грузинской евроатлантической основной политике

Emerging Europe: глава НАТО говорит премьер-министру Грузии “готовиться к членству”

Поделиться

Окончание Холодной войны, война 2008 года между Россией и Грузией и продолжающаяся пандемия-все это создало множество чрезвычайно сложных “новых нормалей” и мозговых дразнилок в региональных и международных отношениях и безопасности. Многие важные вопросы остаются без ответа, а исторически непредсказуемое поведение некоторых ближайших соседей Грузии повышает уязвимость страны. И снова, в очень короткий промежуток времени, мы наблюдаем процесс “созидательного разрушения”, который выдвигает на первый план необходимость глубокой переоценки ситуации и последующей перестройки. Тем не менее, некоторые из этих возникающих и вновь возникающих угроз и рисков создают новые возможности и вводят новые критерии, поэтому просто подведем итог тем, чье воздействие и приоритет кажутся мне наиболее важными.

Эта страна находится на переднем крае конфликта (“метаконфликта”) между двумя нормативными мирами: одним-демократии и свободы, другим-угнетения и ревизионизма. Помимо всего прочего, что дало бы Грузии необходимую ей устойчивость, стране необходимо разработать и принять эффективную политику, способную сдерживать гибридную войну. Последнее представляет собой экзистенциальную угрозу, и как Соединенным Штатам, так и НАТО также необходимо вооружиться современной системой быстрой ситуационной оценки и своевременного реагирования на такие гибридные атаки. Действительно, вполне понятно, что эта проблема становится еще более серьезной, когда речь заходит о том, как защитить страны-партнеры, которые формально не являются членами НАТО, но тем не менее так или иначе тесно связаны с Североатлантическим союзом.

Помимо этой масштабной геополитической картины, Грузия также находится на переднем крае трений между региональными гегемонами. Продолжающаяся российская оккупация страны вкупе с растущей самоуверенностью Турции в регионе и конфликтом между Арменией и Азербайджаном, который во многом напоминает опосредованную войну, усугубляют региональную трясину. Поэтому необходимы новые решения, если мы хотим смело и творчески решать эти многочисленные проблемы.

Еще одна проблема, которую необходимо решить, – это изменение баланса сил в Черном море. В этом отношении Грузия – это не просто участок суши между берегами Черного и Каспийского морей, а важнейший перекресток, на котором Евразийская политика Запада, России и Китая находится в тупике. Однако мы не должны упускать из виду тот факт, что географическое положение Грузии является как причиной угроз безопасности, с которыми она сталкивается, так и источником ее экономического роста.

Черное море в настоящее время является ареной соперничества за влияние, доступ и информацию, и если мы хотим добиться успеха, то нам и нашим партнерам и союзникам требуется скорее стратегическое упорство, чем стратегическое терпение. Прогрессивный сдвиг США в сторону более расширенной формы сдерживания в Черноморском регионе будет рассматриваться как своевременный ответ тем странам, которые все еще являются заложниками относительно распространенного “парадокса Сенкаку” или тем, которые ошибочно следуют рассуждению о том, что “враг наших друзей не обязательно является нашим врагом”. В этой связи заявление госсекретаря Помпео о недопустимости “закрытого” Южно-Китайского моря должно также относиться и к Черному морю, а открытие Центра передового опыта НАТО в Батуми пошлет сильный сигнал о том, что Грузия входит в число “жизненно важных интересов” нашего стратегического партнера.

Все это, конечно, усугубляется еще и близостью Грузии к Ближнему Востоку. Последнее будет по-прежнему оставаться в центре внимания США в ближайшем будущем, и определенные дискуссии в Соединенных Штатах относительно возможной корректировки их более широкой ближневосточной политики могут привести к тому, что Грузия будет играть дополнительную роль в качестве “локомотива безопасности” для западных интересов в Черноморском и Каспийском регионах и за их пределами. Еще более тесное согласование наших национальных интересов с интересами Соединенных Штатов могло бы помочь обеим странам определить новые “сигнатурные перспективы” для углубления их стратегического партнерства.

Ближе к дому другой общей проблемой является необходимость урегулирования двух замороженных конфликтов на территории Грузии, которые фактически являются геополитическими конфликтами, вызванными внешнеполитическим выбором страны и противостоянием им оккупирующей державы.

Цель настоящего документа состоит в том, чтобы очертить проблемы, с которыми сталкивается Грузия, но также и существующие возможности. Больше, чем кто-либо из наших соседей, мы стремимся быть демократией и местом безопасности для нашего народа и наших союзников. Эти цели пользуются полной поддержкой населения страны, среди которого легко прослеживается консенсус как среди политических элит страны, так и на низовом уровне.

Чтобы повторно использовать небольшую часть одного из самых известных заявлений истории, кровь, пот и слезы, которые Грузия пролила в нашем монументальном труде, чтобы сохранить нашу свободу выбора, должны быть признаны в их истинной ценности. Грузия бьет намного выше своего веса, и самой большой болью было бы не страдать, а страдать напрасно.

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Китай готов поделиться результатами исследований вакцины COVID-19 с Кыргызстаном

Read Next

Ташкентская мозаика, наследие братьев Жарских

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x