• 02/25/2021

Обмен пленными между Ираном и Таджикистаном

Кыргызстан: Швейцария оказывает поддержку уязвимым семьям, проживающим в населенных пунктах Бишкек и Ош

Поделиться

27 июня между Тегераном и Душанбе состоялся обмен пленными. Является ли это признаком хороших отношений между двумя странами, где исключение связано с трудными временами, которые обе страны переживают?

Иран и Таджикистан – это снова “тот же дух, разделенный между двумя телами”, по словам бывшего президента Ирана Ахманинеджада. 27 июня прошлого года, как сообщает иранское информационное агентство Mehr, были обменены два пленных. Таким образом, Таджикистан забрал одного из своих граждан в обмен на экстрадицию иранского заключенного. Никаких сведений о личности заключенных и даже о причинах их задержания не поступало. Уточняется, что обмен состоялся в столице Таджикистана Душанбе и что иранский чиновник, отвечающий за эти маневры, Махмуд Аббаси, намерен организовать дальнейший обмен пленными с Таджикистаном.

Помимо добрых ирано-таджикских договоренностей, это решение связано и с ситуацией в области здравоохранения. Иран, сильно пострадавший от коронавируса, активизирует обмен пленными с различными странами в целях дипломатического умиротворения. В этой же статье агентство Mehr отмечает, что китайские, турецкие, азербайджанские пленные были возвращены на родину. Так же обстоит дело и с Францией, где в марте прошлого года академик Роланд маршал был освобожден из иранских тюрем вместе с иранским инженером Джалалем Рохоллахнежадом, освобожденным из заключения во Франции. Таким образом, Таджикистан не является исключением и видит начало диалога с Тегераном.

Такие обмены заключенными часто представляются как стремление к защите национальных граждан. Действительно, коронавирус имел разрушительные последствия в некоторых тюрьмах, угрожая жизни заключенных. В Таджикистане таджикские СМИ “Азия-плюс” 12 июня сообщили, что менее чем за три месяца погибли 11 заключенных и трое охранников. Обстоятельства их смерти размыты: в них упоминается не коронавирус, а пневмония. Ранее, в апреле прошлого года, когда двадцать заключенных внезапно заболели лихорадкой, власти заявили, что это связано с тем, что они пили слишком холодную воду, нарушая пост, также сообщает “Азия-плюс”. Другой, возможно, более высокий риск – это потеря контроля над тюрьмами. Потому что между гневом заключенных, которые больше не могут видеть своих близких из-за карантина, и электрической атмосферой, связанной с отсутствием информации о распространяющейся болезни, компоненты для восстания, похоже, объединены.

В сущности, Таджикистан, похоже, настроен на то, чтобы договориться с Ираном. Действительно, обе страны объединены с лингвистической точки зрения, причем таджикский является разновидностью персидского языка, на котором говорят в Иране. Культурно таджики иранцам тоже близки. Одним из примеров этого является праздник Новруз, отмечаемый по всему Персидскому миру. Наконец, отношения между двумя странами складывались удачно: Иран был первой нацией, открывшей посольство в Душанбе после распада СССР в 1991 году. И с символической точки зрения флаг, выбранный Таджикистаном после обретения независимости, напоминает флаг Ирана.

Таким образом, отношения между Ираном и недавно независимым Таджикистаном начинались хорошо. Тем не менее, первый разрыв происходит в 2013 году. В этом году иранский миллиардер Бабак Дзанджани попадает за коррупцию. После этого он не замедлил заявить, что часть его незаконно приобретенных активов находится в Национальном банке Таджикистана. То, что Душанбе тогда решительно отрицает, отказываясь при этом уступить Ирану остальные таджикские активы Дзанджани.

Возвращение палки происходит в 2015 году, когда Таджикистан объявляет террористической Партию исламского возрождения. Президент этой партии Мухиддин Кабири был встречен Ираном с распростертыми объятиями, а аятолла Хаменеи даже лично встретился с ним под объективом фотографов. Что, несомненно, спровоцирует дипломатический кризис с Таджикистаном.

Однако, как и этот обмен заключенными, есть несколько признаков того, что Душанбе и Тегеран помирились. В настоящее время Иран финансирует таджикскую инфраструктуру, в том числе туннель Истиклок. Хотя строительство продолжалось долгое время (2003 год), ускорение произошло в 2019 году, когда Иран взял на себя обязательство совместно финансировать последние работы, чтобы сделать этот туннель менее опасным.

Совсем недавно Таджикистан получил помощь из Ирана в урегулировании кризиса Covid-19. Так, 12 мая прошлого года, как сообщает “Азия-плюс”, Иран направил шесть тонн лекарств, подчеркнув, что сегодня отношения между двумя странами снова процветают.

Поделиться
Read Previous

Защита: бедный родственник узбекской судебной системы

Read Next

Туркменистан: миссия ВОЗ наконец прибыла

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *