• 03/08/2021

Инвестиции Китая в ЦА

МФК, давр-банк увеличит объемы кредитования малого и среднего бизнеса Узбекистана

Поделиться

Дарвоз в Таджикистане-это провинция темных каньонов и снежных вершин, деревень, расположенных по ту сторону реки от Афганистана. Летом террасы приобретают яркие оттенки зеленого цвета, а вода направляется сверху. Далеко от Душанбе в часах и настроениях, Дарвоз пересекается дорогами различного качества, где грузовики грохочут в Китай и из Китая.

Читатели официальных китайских новостей теперь знают Дарвоз как экономическое чудо, которое благодаря китайским технологиям и пекинской инициативе “Пояс и путь” обещает Таджикистану процветающее будущее.

Или так говорит давний таджикский посланник в Пекине, которому дали трибуну в рупоре Коммунистической партии Китая.

Искрометная статья Рашида Алимова от 21 августа описывает видение будущего – будущего, которое пояс и дорога принесли Таджикистану: индустриально-инновационный технологический парк “Дарвоз”.

Дарвоз, пишет бывший министр иностранных дел Таджикистана, является ключевым узлом на китайско-таджикской магистрали дружбы. Благодаря самому передовому оборудованию автоматизации китайского производства “парк” Дарвоз может производить питьевую воду и мед на экспорт, известняк для таджикского цементного рынка и помидоры круглый год. И время было выбрано как нельзя лучше. Китайские машины могут производить 10 тонн дезинфицирующего средства в день и 2000 штук СИЗ в час.

Необычно, что ни одна китайская компания не берет кредит на этот проект. Это поддерживает местную болтовню о том, что она финансируется Талко, крупнейшим заводом Таджикистана, алюминиевым заводом, который, по-видимому, обогащает семью президента. Действительно, человек, сильно напоминающий неуловимого директора Talco Шерали Кабирова, появляется на фотографиях с президентом Эмомали Рахмоном на торжественном открытии объекта 19 августа.

Любой, кто знаком с тем, как убыточная Talco тратит деньги, знает, что компания не является предвестником экономических преобразований.

Компания Huawei, отвечающая за коммуникационную инфраструктуру парка, установила мобильную связь 4G, что позволило китайским инженерам дистанционно руководить сборкой оборудования по видеосвязи. Проект создаст 1000 “постоянных” рабочих мест – если это правда, то долгожданная новость в нищей и зависимой от денежных переводов стране.

Алимов не упомянул о соседнем пограничном объекте, который президент также осмотрел во время своего визита в регион и который также имеет связи с Китаем.

Тот факт, что Таджикистан тратит свои собственные деньги на создание рабочих мест в промышленности, можно только приветствовать, если эти рабочие места действительно материализуются. В последнее время страна потратила много китайских денег. И несмотря на недавнюю просьбу Душанбе о снисхождении, Пекин дал понять, что он не в настроении забывать.

Ранее в этом месяце Пекин отложил выплату долга в размере 40 миллионов долларов, сообщает Sputnik. Это мелочь по отношению к таджикскому долгу, которым владеет Пекин: $ 1,15 млрд, 29% внешнего долга Таджикистана или 16% ВВП страны.

Если в последние месяцы китайские рабочие просачивались обратно в Центральную Азию, то теперь они прибывают чартерными рейсами, обнаруживая, что местные власти стремятся получить толчок к нормализации обстановки. Многие из рабочих и специалистов возвращаются впервые после отъезда в январе перед Китайским Новым годом, только чтобы застрять дома, когда разразится пандемия.

Кыргызстан приветствовал рейс из Чэнду 4 августа, который перевозил 126 китайских рабочих, в том числе некоторых для государственных компаний China Gold, CNPC и Power China. Они возвращаются к ряду отложенных проектов, в том числе к модернизации ирригации в Иссык-Кульской области и производству на давно проблемном Джундинском нефтеперерабатывающем заводе в Кара-Балте.

Казахстан-единственная страна Центральной Азии, где в первой половине 2020 года не произошло резкого падения товарооборота с Китаем. Товарооборот между двумя странами снизился всего на 1,5 процента в годовом исчислении. Для сравнения, китайские таможенные данные показывают, что торговля с Кыргызстаном сократилась на 52,8 процента, Таджикистаном-на 34,4 процента, Туркменистаном-на 24,7 процента и Узбекистаном-на 22,2 процента.

Казахстанский экспорт в Китай даже вырос – с $ 5,1 млрд в первом полугодии 2019 года до $5,9 млрд за аналогичный период текущего года. (Это по сравнению с 2,1 миллиарда долларов в первой половине 2015 года.)

Рост был обусловлен сельскохозяйственными товарами после того, как Пекин определил, что казахстанская продукция соответствует его требованиям к импорту продовольственной безопасности, и этот процесс набрал обороты в начале 2019 года и оказался благом для усилий Нур-Султана по диверсификации.

8 августа Главное таможенное управление Пекина разрешило еще 78 казахстанским компаниям экспортировать льняное семя в Китай, доведя общее количество до 103 компаний, сообщили в посольстве в Нур-Султане.

Казахстанские свиноводы тоже ищут одобрения. Вспышка африканской чумы свиней почти вдвое сократила запасы свиней в Китае с 2018 года, подтолкнув спрос и цены к рекордным максимумам. 5 августа ведущие казахстанские селекционеры обсудили планы начать поставки большего количества свинины в Китай после того, как в мае Казахстан был объявлен свободным от чумы свиней.

Данные по торговле, возможно, были разочаровывающими в других странах Центральной Азии, но тем не менее бизнес продолжается.

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Несмотря на пропаганду, Туркменистан все еще явно борется с проблемой COVID-19

Read Next

Казахстан хочет переманить белорусских ИТ-разработчиков

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x