Follow Us

  • 09/17/2021

Узбекистан: место русского языка в администрации горячо обсуждается

Поделиться

В апреле прошлого года публикация правительственного законопроекта о наложении штрафа на должностных лиц, не использующих узбекский язык на работе, вызвала серьезную дискуссию в Узбекистане. 14 мая языковые дебаты превратились в дипломатический инцидент, когда МИД России счел сторонников проекта «меньшинством». В этой стране, где вопросы языка чувствительны, многие голоса тогда высказывались против недопустимого «вмешательства» Москвы.

Придется ли узбекской администрации отказаться от использования русского языка? 25 апреля правительство опубликовало законопроект, предлагающий штрафовать должностных лиц, не использующих узбекский язык при исполнении служебных обязанностей. Этот проект вызывает широкую дискуссию в этой бывшей советской республике, где высшие эшелоны бюрократии склонны использовать русский язык в качестве рабочего языка.

В Узбекистане на Пушкинском языке говорят 11,8 млн человек, или более трети населения, сообщает российское Федеральное агентство. В стране также проживает значительное меньшинство русских-около 750 000 человек, или 2,3% населения Узбекистана. Хотя русский язык широко используется узбекскими элитами и администрацией, он не считается официальным языком в Узбекистане. Напротив, русский язык имеет статус совместного официального языка в соседних Казахстане и Киргизии.

После принятия закона О государственном языке 1995 года администрация обязана работать на узбекском языке и публиковать официальные документы на узбекском языке. Закон, который, однако, не предусматривал наказания за несоблюдение этого обязательства, был введен президентом Исламом Каримовым (1989-2016) с целью стереть следы советского периода. Так, некоторые правительственные учреждения и административные ведомства продолжали работать на русском языке, в ущерб узбекскому.

Кроме того, использование русского языка в высших сферах управления создает многочисленные непонимания между столицей и провинциями. «Хокимияты (префектуры) и все региональные структуры давно перешли на узбекский язык, поэтому существует большой разрыв. Регионы не включают в себя документы, которые они получают от высшей администрации Ташкента. Формируются два параллельных мира: русскоязычные политики и узбекскоязычные исполнители», – добавляет Азиза Умарова.

По данным Министерства юстиции Узбекистана, законопроект от 25 апреля прошлого года направлен отчасти на решение этой проблемы, но главным образом на обеспечение соблюдения закона 1995 года. В частности, он предлагает внести поправки в статью 42 Кодекса об административной ответственности, с тем чтобы предусмотреть наказание за несоблюдение законодательства об официальном языке государства. Согласно проекту, нарушителям может быть наложен штраф в размере от 446 000 до 1,1 миллиона сомов (примерно от 40 до 100 евро) в зависимости от тяжести содеянного. Кроме того, документы, не написанные или переведенные на узбекский язык, отныне будут автоматически удалены с правительственного сайта обсуждения законопроектов.

Публикация законопроекта сразу же вызвала широкую дискуссию в узбекском обществе, а также нашла отклик в российских СМИ. По мнению некоторых, санкции не улучшат статус узбекского

Столкнувшись с критикой и сомнениями, Министерство юстиции уже 26 апреля потребовало уточнить некоторые пункты законопроекта. Министерство посетовало на «распространение необоснованной информации» о проекте, а также на «неправильное толкование стандарта в некоторых социальных сетях и на некоторых новостных сайтах». По мнению министерства, поправка не вводит никаких новых требований в отношении использования языка и лишь дополняет закон О государственном языке 1995 года.

Кроме того, он напомнил, что санкции будут применяться только к должностным лицам государственных органов и учреждений и, таким образом, ни в коем случае не будут ущемлять «конституционные права наций и национальностей». В Республике Каракалпакистан, административном подразделении Узбекистана, узбекский и каракалпакский языки действительно являются совместными. Таким образом, граждане всегда смогут общаться и общаться с администрацией на выбранном ими языке.

17 мая министр культуры Узбекистана Озодбек Назарбеков, в свою очередь, дал длинный комментарий в своем аккаунте в Facebook, чтобы осудить российское вмешательство. “(Языковой вопрос) – вопрос внутренний нашему народу. С первых дней независимости Узбекистан придерживается принципа невмешательства во внутренние дела других государств. Я считаю точку зрения Марии Захаровой нарушением этой нормы”, – заявил он.

Затем министр культуры выступил с энергичной пропагандой узбекского языка. Кроме того, 18 мая, после четырех дней молчания, отражающего его смущение, Министерство иностранных дел Узбекистана наконец опубликовало заявление. Он осторожно упоминает «дискуссии в СМИ и социальных сетях», а также «заявления некоторых чиновников из зарубежных стран», официально мотивируя свой ответ. Ни Россия, ни Мария Захарова в коммюнике напрямую не упоминаются, хотя именно комментарии российского министерства касаются.

Дискуссия о месте русского и узбекского языков в Узбекистане, оживленная законопроектом, не нова. С момента обретения страной независимости правительство постепенно стремилось пропагандировать использование узбекского языка, что обязательно делается в ущерб русскому, до тех пор господствовавшему в элите.

Наконец, дипломатический инцидент между Узбекистаном и Россией происходит в другом контексте для обеих стран. С одной стороны, Узбекистан заметно улучшил отношения с российским гигантом после прихода к власти Шавката Мирзиеева в декабре 2016 года. Таким образом, в начале мая парламент Узбекистана одобрил вступление страны в статус члена-наблюдателя Евразийского экономического союза-одного из крупных проектов Москвы. Однако Узбекистан в условиях полной экономической открытости не готов вернуться в политическую сферу России, хотя Москва остается ее главным экономическим партнером.

С другой стороны, Россия, которая видит, что ее влияние на бывшем советском пространстве постепенно ослабевает, находится в обороне и умножает агрессивные высказывания в адрес своих соседей. Так, для узбекского политолога Камолиддина Раббимова, которого цитирует узбекская служба Би-би-си, «важно, чтобы Узбекистан защищал свои национальные интересы и суверенитет в умеренности, хладнокровии и дипломатии, чтобы не столкнуться с Россией».

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Каспийское море достигло самого низкого уровня за последние 30 лет

Read Next

Армения: Правительство США финансирует дезинформацию COVID

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x