• 02/27/2021

Таджикистан: с выборами приходят репрессии

Кыргызстан: разворачивается анархический переход власти

Поделиться

С приближением президентских выборов в Таджикистане власти ожидают волну арестов, нацеленных на деятелей, связанных с запрещенными оппозиционными силами, тем самым увековечивая обычай предварять общенациональные плебисциты приступом репрессий.

14 августа правоохранительные органы арестовали троих сыновей Саида Киемитдина Гози-покойного основателя Партии исламского возрождения Таджикистана, которая в 2015 году была запрещена и признана экстремистской группировкой.

Гози умер при загадочных обстоятельствах в тюрьме в прошлом году. Он был экстрадирован в Таджикистан из России в 2017 году и позже был осужден Верховным судом к 25 годам лишения свободы по обвинению в экстремизме.

Позже срок был сокращен до семи лет, но Гози так и не вышел из тюрьмы. По данным правительства, однажды вечером в мае прошлого года в тюремной колонии города Вахдат вспыхнула драка между заключенными членами ИРП и боевиками радикальной исламской организации. Gozi, предположительно, погибли в ходе последовавших беспорядков. В отсутствие беспристрастного расследования этих событий отчет государства практически невозможно обосновать.

Таджикская служба Радио “Озоди” Радио “Свобода” сообщила, что пятеро сыновей Гози были задержаны в минувшие выходные. Двое из них были освобождены после допроса, но трое до сих пор содержатся в следственном изоляторе.

“Каждый день я привожу еду и лекарства для своих сыновей в следственный изолятор, но до сих пор не знаю, в чем их обвиняют. Я спросила, но они просто сказали мне, что я узнаю позже”, – рассказала Озоди их мать Раджабгуль Мусалмонова.

Также, по данным Радио “Озоди”, был задержан еще один бывший ведущий деятель ИРП, Джалолиддин Махмудов. Основания для этого задержания также пока неизвестны.

Махмудов был арестован в 2015 году по обвинению в незаконном хранении оружия. В прошлом году его выпустили из тюрьмы.

Аналогичная волна арестов прокатилась в начале года, как раз накануне парламентских выборов. В тот раз под прицелом оказались подозреваемые члены “Братьев-мусульман”. Расследования, если таковые и проводились, проводились под плотной завесой секретности, что затрудняло понимание того, на каком основании производились аресты. Последующие судебные процессы проходили в таких же условиях секретности.

Политические репрессии в Таджикистане были настолько исчерпывающими, что в стране осталось мало официальных и легально действующих оппозиционных деятелей, за которыми власти могли бы охотиться. Тем не менее правоохранительные органы проявляют творческий подход, находя все больше людей для преследования и задержания.

Существует высокая вероятность того, что правительство просто намерено охладить пыл потенциально политически настроенных граждан, чтобы избежать непредсказуемого развития событий во время выборов, которые должны состояться 11 октября. Экономика увядает под натиском пандемии COVID-19, которая нанесла огромный ущерб денежным переводам, от которых зависят многие десятки тысяч домашних хозяйств в Таджикистане. Политические репрессии были настолько беспощадны, что трудно ожидать, что выборы послужат спусковым крючком для любого проявления серьезного массового недовольства, но правительство не рискует.

Поделиться
Read Previous

Абхазия призывает добровольцев помочь в борьбе со вспышкой COVID

Read Next

Главный таджикский оператор запускает свою первую инфраструктуру 5G в Душанбе