• 03/05/2021

Казахстан давит на китайскую критику по мере распространения беспокойства в Синьцзяне

Казахстан: банкир приговорен к 11 годам тюрьмы по обвинению в растрате

Поделиться

Подозрения в отношении все более напористого Китая не показывают никаких признаков ослабления в Казахстане. Но власти по-прежнему намерены продемонстрировать верность Пекину, сорвав массовую активность, критикующую китайское правительство.

Серик Ажибай-последний объект этого преследования. 3 августа Ажибай был арестован полицией после проведения одиночного пикета у здания консульства Китая в Алматы. Цель демонстрации состояла в том, чтобы потребовать изгнания посла Пекина Чжан Сяо, который спровоцировал недоброжелательство как среди граждан, так и среди официальных лиц своими высказываниями, воспринятыми как неуважение к казахам и суверенитету их нации.

Чжан, который работает на этом посту с 2018 года, сосредоточил часть своей публичной дипломатии на усилении раздражительной защиты политики своего правительства в китайской провинции Синьцзян. Считается, что сотни тысяч мусульман из числа меньшинств, включая многих этнических казахов, имеющих родственников в Казахстане, были помещены там в лагеря для интернированных.

Совсем недавно именно наблюдения китайской миссии по поводу вспышки коронавируса в Казахстане вызвали замешательство. Ссылаясь в одном заявлении на неопознанный штамм “Казахстанской пневмонии”, который ненадолго вызвал всеобщую панику по поводу появления смертельно опасного нового вируса в Центральной Азии, посольство, по-видимому, необоснованно давило на Нур-Султан, чтобы тот изменил свой протокол регистрации случаев заболевания COVID-19.

Последней каплей для Ажибая стало то, что Чжан заговорил о том, как казахстанско-китайское сотрудничество в области безопасности поможет Казахстану отразить угрозу внутренних беспорядков. Посол намекал в своих замечаниях на “цветные революции” – термин, который официальные лица в таких местах, как Пекин и Москва, регулярно используют для демонизации демонстраций массового недовольства граждан, управляемых репрессивными правительствами.

Ажибай регулярно выступает на демонстрациях протеста, ранее посещая пикеты солидарности с этническими казахами, которым удалось бежать из Китая. Для него комментарии посла были невыносимым вмешательством.

Полиции не потребовалось много времени, чтобы приблизиться к его стенду. И это свидетельствовало о настрое сотрудников правоохранительных органов, которые сразу заподозрили, что Ажибай не был склонен организовывать свой пикет из личной убежденности.

Казахская служба Радио “Азаттык” Радио “Свобода” сообщила, что в тот же день полиция пыталась доказать в судебном заседании, что активист был завербован другими людьми.

Судья не купился на этот аргумент, но все же постановил, что одиночный пикет нарушает правила проведения публичных собраний. Сообщается, что ажибай был приговорен к 15 суткам тюремного заключения.

Нур-Султан долго не мог понять, как обращаться с Билашем. С одной стороны, они должны были учитывать чувства граждан, возмущенных обращением с их родственниками в Синьцзяне.

Первые предупредительные выстрелы были относительно тривиальны. В феврале 2019 года Билаш был оштрафован примерно на 700 долларов за то, что работал в Атаджурте без регистрации. Он рассмеялся и продолжил, как и прежде.

Несколько месяцев спустя ситуация стала еще серьезнее, когда Билаш был арестован по обвинению в экстремизме, основанному на весьма причудливой интерпретации некоторых его высказываний. Та же энергия, которая питает упрямство Билаша, проявляется и в его многословном, напыщенном поведении. Временами он прибегает к весьма красочной демагогии, за которую обвинители ухватываются с ликованием. Якобы экстремистские формулировки-это распространенное в Казахстане средство для произвольного заключения в тюрьму критиков правительства.

Теперь Билаш снова в суде. На этот раз обвинения касаются группы преемников Атаджурта под названием Нагиз Атаджурт, или настоящий Атаджурт, возглавляемой союзником Билаша Бекзатом Максутханулы.

Предыстория этого образования высвечивает еще одну нить стратегии правительства по подавлению активности Синьцзяна. Хотя первоначальному Атаджурту Министерство юстиции неоднократно отказывало в регистрации, власти возражали, когда получили заявление от отколовшейся группы добровольцев Атаджурта. Эта новая организация управлялась недовольными партнерами Билаша и не предпринимала никаких реальных усилий для продвижения Синьцзянского дела – всего смысла существования первоначального Атаджурта.

Эта деталь придала вес подозрениям, что Атаджуртские добровольцы на самом деле являются тайной операцией кошачьих лап. Как и решение волонтеров Атаджурта сообщить властям о Нагизе Атаджурте за то, что он действовал без регистрации, кульминацией которого стало еще одно судебное разбирательство с участием Билаша, Максутханулы и нескольких других лиц. Ожидается, что это дело начнется в ближайшее время.

Преследование Билаша и его команды явно не только в Китае. Мысль о том, что Синьцзянский активизм и оппозиционная политика могут сойтись – а может быть, уже сошлись, – это то, что вызывает в Нур-Султане ощутимое беспокойство.

Синофобские настроения никогда не уходят далеко от поверхности в Казахстане и часто оказываются надежным инструментом для возбуждения общественного протеста.

Некоторые из крупнейших демонстраций последних лет произошли весной 2016 года, когда тысячи людей приняли участие в шумных протестах против предполагаемых планов правительства продать большие участки земли китайским инвесторам. Тот факт, что нет никаких известных свидетельств существования подобных планов, не имел большого значения.

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Ильхам Алиев: азербайджанский газ будет транспортироваться в Европу через Грузию

Read Next

Кто получает добро от правительства на начало испытаний COVID-19 в Туркменистане

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x