• 02/27/2021

Центральная Азия: «Один пояс и один путь» отходят на второй план

Центральная Азия: «Один пояс и один путь» отходят на второй план

Поделиться

«Один пояс и один путь» отошел на второй план на этой неделе, когда министр иностранных дел Китая совершил тихий визит в Кыргызстан и Казахстан под сенью пандемии коронавируса.

Ван И, занимающий этот пост с 2013 года, 12 сентября посетил столицу Казахстана Нур-Султан, где встретился как с нынешним президентом Касым-Жомартом Токаевым, так и с его предшественником Нурсултаном Назарбаевым. На следующий день он посетил столицу Кыргызстана Бишкек, где встретился с президентом Сооронбаем Жээнбековым и его киргизским коллегой Чингизом Айдарбековым.

В то время как флагманская инициатива президента Си Цзиньпина стоимостью в триллион долларов фигурировала в официальных отчетах обо всех этих встречах, самые твердые гарантии Китая, по-видимому, заключались в продолжении помощи коронавирусу и предоставлении обоим государствам приоритетного доступа к предстоящей вакцине.

В Бишкеке Ван пообещал «стоять вместе с Кыргызстаном до тех пор, пока пандемия не будет полностью побеждена», говорится в сообщении на китайском государственном сайте CGTN.

Конечно, энтузиазм по поводу того, чтобы снова запустить «Один пояс и один путь», разделяют все стороны. Но пандемия оказала подрывающее импульс воздействие.

Кыргызстан, обладающий гораздо более слабой экономикой, чем его богатый нефтью северный сосед, несколько раз просил у международных партнеров, включая Китай, прощения долга с тех пор, как началась пандемия.

В резюме встречи Жээнбекова и Ванга, подготовленном канцелярией Жээнбекова, отмечалось, что президент еще раз поинтересовался возможностью продления выплат китайскому Эксимбанку, который имеет около 1,8 миллиарда долларов или почти половину внешнего долга страны.

Эта просьба, что неудивительно, не появилась в репортаже китайских государственных СМИ о визите Вана в Кыргызстан. Бишкек-лишь один из многих просителей помощи Китаю в этом отношении, и китайские политики, похоже, не имеют приемлемого решения проблемы, которая угрожает самой сути Бри.

Из 15 государств, ранее входивших в состав Советского Союза, Кыргызстан является одним из наиболее зависимых от китайской торговли, и в первой половине 2020 года этот товарооборот сократился на 53 процента, что имело мрачные последствия как для государственного бюджета, так и для экономики в целом.

Достигнув намеченной цели в плане управления долгом, Бишкек теперь будет вынужден брать новые кредиты для новых проектов, не сокращая предварительно существующие обязательства.

В Казахстане Ванг выбрал правильный тон, расточая похвалы исторической роли Назарбаева в развитии двусторонних связей, одновременно приписывая преемнику Токаева «реформы … направленные на политические и социально-экономические преобразования с учетом потребностей казахстанского общества».

Тем не менее, не было никакого упоминания о новых инвестиционных проектах, по сообщениям, стоимостью почти 600 миллионов долларов, которые китайские и казахстанские официальные лица, как сообщается, согласились выдвинуть во время виртуальной встречи в июне.

Такого рода проекты были подхвачены откровенными противниками казахского режима, в последний раз на митинге, который состоялся в Алматы на следующий день после визита Вана, где демонстранты протестовали против “китайского экспансионизма” и призывали к высылке посла Пекина.

В китайских отчетах о встречах в Центральной Азии Ван подчеркивал взаимные обещания противостоять вмешательству во внутренние дела третьих сторон. Подобные стереотипы китайской двусторонней и многосторонней дипломатии в регионе приобрели еще большее значение после февральского турне госсекретаря США Майка Помпео по Центральной Азии.

Этот визит, в ходе которого Помпео регулярно касался обращения Пекина с тюркскими и мусульманскими меньшинствами в своем западном Синьцзяне, привел к яростным упрекам со стороны китайских посольств в этом регионе.

Кыргызстан и Казахстан, чьи граждане имеют обширные семейные связи с регионом, отказались осудить политику Китая в этом регионе, и власти, как было замечено, оказывали давление на местных активистов, чтобы они не поднимали эту тему.

Но в отличие от трех других центральноазиатских стран-Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана – эта пара не входила в число более чем 50 государств, которые, как утверждал Пекин, подписали письмо, направленное в ООН, восхваляющее политику Китая в этой стране.

Источник: https://eurasianet.org/

Поделиться
Read Previous

Майк Помпео: госдепартамент направит добровольцев для наблюдения за выборами в Грузии

Read Next

Власти Армении обновили Конституционный суд