• 03/03/2021

COVID и новая динамика долга Кыргызстана и Таджикистана

Турецкие инвесторы готовы вложить в казахстанские проекты $160 млн

Турецкие инвесторы готовы вложить в казахстанские проекты $160 млн

Поделиться

Несмотря на все опасения последних лет, что Кыргызстан и Таджикистан попадают в Китайскую долговую ловушку, в течение первой половины 2020 года Бишкек и Душанбе выполняли свои обязательства перед Пекином. Затем появился COVID-19, который уничтожил государственные доходы прямо по мере того, как платежные обязательства для этих двух стран должны расти.

Китай прекратил заключать крупные кредитные сделки с обеими странами около шести лет назад. Скорее всего, Пекин продлит сроки погашения долга, хотя пока большую часть работы по спасению страны выполняет Международный валютный фонд. Пекин не отступает, но он дал понять, что его экономическая роль будет в меньшей степени сосредоточена на долге за инфраструктуру и в большей степени на росте Центральноазиатского экспорта на китайский рынок, промышленном потенциале и прямых иностранных инвестициях.

Кыргызстан начал занимать крупные суммы у Экспортно-импортного банка Китая (Эксимбанк) для финансирования инфраструктуры примерно в 2010 году (когда он уже имел значительный долг перед многосторонними банками). Последняя крупная сделка была подписана в 2014 году по альтернативному 433-километровому шоссе, связывающему север и юг через отдаленные районы страны, которое планируется завершить в следующем году. Эксимбанк продолжает выделять средства по мере строительства проекта. Но с 2016 года ежегодные выплаты Кыргызстана Эксимбанку были почти равны сумме, которую он занимает, сохраняя долг перед Эксимбанком на том же уровне. Причина замедления кредитования, по-видимому, кроется в нежелании обеих сторон перегружать Бишкек.

В течение последнего десятилетия рост ВВП Кыргызстана был сильным, поэтому соотношение долга к ВВП страны практически не изменилось. На самом деле в марте 2020 года он был ниже, чем в 2010 году. Кредиты Эксимбанка Кыргызстану очень льготны – 2 процента годовых с льготными периодами до 11 лет. Таким образом, до COVID кредитование Китая принципиально не изменило динамику долга Кыргызстана. Что изменилось, так это то, что в конце десятилетия более высокий процент долга Кыргызстана был перед Китаем.

В 2019 году Кыргызстан выплатил всем своим кредиторам 203 миллиона долларов в счет обслуживания долга. В период с 2024 по 2028 год этот показатель планируется увеличить до более чем 300 миллионов долларов в год, причем большая часть из них-в Эксимбанк. Этот график был выполнимым, пока доходы бюджета росли, но COVID прорезал гигантскую дыру в бюджете Бишкека. Дважды за последние два месяца Бишкек публично просил Пекин о снисхождении. Бишкек также взял экстренные кредиты от МВФ в марте и мае.

Масштабные заимствования Таджикистана у Китая начались примерно в 2006 году. Основная часть кредитов Эксимбанка стране – опять же в основном на инфраструктуру – пришлась на следующие четыре года. Как и в случае с Кыргызстаном, Душанбе и Пекин подписали свою последнюю крупную кредитную сделку в 2014 году, а проект – вторая очередь Душанбинской ТЭЦ № 2 – был завершен в 2016 году. Несмотря на обширные китайские ПИИ в горнодобывающую промышленность и другие предприятия с коммерческим потенциалом, насколько мне известно, в настоящее время в Таджикистане не строится ни один крупный проект, непосредственно финансируемый Эксимбанком.

Ни китайцы, ни таджики публично не обсуждали причины прекращения кредитования. Мне кажется, что Эксимбанк стал неохотно кредитовать страну. Однако это не остановило жажду Таджикистана получить кредит.

В отличие от Бишкека, который в последние годы скупо брал кредиты, Душанбе активно брал кредиты, обращаясь к другим источникам финансирования. В 2017 году он выпустил еврооблигации на 500 миллионов долларов, процентные ставки по которым значительно выше, чем по кредитам Эксимбанка (7,1 процента против 2 процентов). Затем, в мае этого года, МВФ выделил Таджикистану 189 миллионов долларов на помощь в борьбе с COVID.

Несмотря на пандемию, Таджикистан продолжает погашать задолженность Эксимбанка. В первом полугодии 2020 года долг Таджикистана перед Китаем сократился на 30 миллионов долларов. Таджикистан публично не обсуждает будущее обслуживание долга, но обязательства по погашению долга перед Китаем (и другими странами) должны быть запланированы к росту – льготные периоды уже закончились для большинства кредитов Эксимбанка Таджикистану. В августе Душанбе обратился к Пекину с просьбой об облегчении долгового бремени.

Есть один нюанс в снижении китайского кредитования Таджикистана. Таджикский участок предполагаемого газопровода из Туркменистана в Китай – линия D, которая была согласована в 2013 году, – финансируется Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) на сумму 3,2 миллиарда долларов, которая будет эксплуатировать этот участок в совместном предприятии с государственным “Таджиктрансгазом”. Если проект, который сейчас застопорился, потеряет деньги, то “Таджиктрансгаз” может понести частичную ответственность. В отличие от этого, CNPC планирует построить только кыргызский участок линии D, а Бишкек будет взимать арендную плату и транзитные сборы.

Источник: https://russian.eurasianet.org/

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Коронавирус: какие правила для среднеазиатских школьников?

Read Next

Туркменистан: ПРООН помогает Министерству Здравоохранения

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x