Follow Us

  • 09/29/2021

Узбекистан не понимает Россию, вступившую в дебаты по языковому праву

Поделиться

Законопроект предусматривает штрафы для должностных лиц, использующих в служебной деятельности другие языки, кроме узбекского.

Узбекистан предостерег пресс-секретаря российского внешнеполитического ведомства, который на прошлой неделе пожаловался, что законопроект, предусматривающий штрафы для государственных служащих за непредставление официальных документов исключительно на узбекском языке, может нанести ущерб общинам меньшинств.

Министерство иностранных дел Узбекистана в своем заявлении от 18 мая заявило, что вмешательство иностранных должностных лиц во внутренние узбекские дела, такие как “регулирование государственного языка”, неуместно.

Нота протеста стала нескрываемым ответом на комментарии пресс-секретаря МИД России Марии Захаровой, заявившей 14 мая, что сохранение использования русского языка в официальных делах Узбекистана будет соответствовать “духу истории и современному качеству наших отношений”. Захарова также посетовала на то, что упадок русского языка может негативно сказаться на интересах узбеков, желающих учиться и работать в России.

“Пока кажется, что сторонники законопроекта находятся в меньшинстве”, – сказала она.

МИД Узбекистана в своем ответе конкретно не называет Захарову или Россию, но ясно, что именно она была намеченной целью этого заявления.

Этот обмен мнениями подчеркивает часто повышенную чувствительность, связанную с языковыми проблемами. Предлагаемые штрафы придают дополнительную силу закону 1995 года, который требует принятия и опубликования официальных документов на узбекском языке. Этот закон конкретно предусматривал параллельное использование других языков-явно подразумевающих русский-в юридическом, научном и официальном контекстах, но новый законопроект, по-видимому, является более исключительным по своей сути.

Выполнение служебных обязанностей на языках, отличных от узбекского, в случае принятия рассматриваемого законопроекта повлечет за собой штраф в размере до 110 долларов США.

Когда законопроект был опубликован, он вызвал оживленную онлайн-дискуссию, в том числе со стороны правительственных чиновников, встревоженных тем, что они могут рисковать потерять работу из-за не слишком совершенных навыков узбекского языка. Большинство граждан, не умеющих говорить и, что более важно в данном контексте, свободно писать на узбекском языке – как правило, это этнические славяне или представители других групп меньшинств, но также включает значительное число узбеков, более комфортно владеющих русским языком, – также испытывают тревогу по поводу того, что они подвергаются маргинализации.

Аналогичные усилия по продвижению местного языка за счет русского в таких странах, как Украина и Прибалтика, в последние годы приводили Кремль в ярость. Именно якобы постмайданные шаги украинского правительства в этом направлении послужили частичным оправданием аннексии Россией Крыма, где русский язык в конечном итоге получил преобладающий языковой статус.

Однако Ташкент явно опасается вступать в слишком прямую конфронтацию с Москвой, о чем свидетельствует его четырехдневная задержка с ответом на высказывания Захаровой, широко освещавшиеся в местных СМИ.

Законодатели были менее осмотрительны. Акмаль Бурханов, член парламента и глава проправительственного, якобы низового движения под названием “Юксалиш”, заявил, что предложенный законопроект не будет иметь никакого отношения к двусторонним отношениям.

“Нет никаких оснований для беспокойства по поводу положения других этнических групп, проживающих в Узбекистане”, – говорится в сообщении министерства.

Бахром Исмаилов, основатель неправительственной группы Buyuk Kelajak (Great Future), которая позиционирует себя как вспомогательную силу в осуществлении текущих правительственных реформ, сказал Eurasianet, что он согласен с Захаровой, когда она сказала, что сохранение русского языка будет в интересах многих узбекских граждан.

“Вот уже почти 100 лет русский язык активно используется во всех сферах узбекской жизни. И сегодня Россия является для Узбекистана торговым партнером номер один и рынком труда. Поддержание достойного уровня знания русского языка среди населения – это не политическая прихоть Марии Захаровой, а объективное требование”, – сказал Исмаилов.

Некоторые пошли бы даже дальше этого. В апреле прошлого года группа самозваных представителей узбекской интеллигенции даже выдвинула предложение о восстановлении статуса русского языка как одного из государственных языков Узбекистана.

“Число школ, где русский язык используется в качестве языка обучения, сократилось вдвое”, – написали сторонники этого предложения в коллективном обращении. “Если так пойдет и дальше, то есть опасность, что в ближайшие десятилетия русский язык перестанет иметь какое-либо практическое значение для населения, кроме как для тех, кто живет в городах. Этого нельзя допустить.”

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Туркменистан: организованная демонстрация против бездействия правительства

Read Next

Covid-19: Индия оказывает помощь стратегическому партнеру Таджикистану

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x