• 10/22/2020

Узбекистан добился умеренного прогресса в усилиях по искоренению наихудших форм детского труда

Новый омбудсмен по правам детей в Узбекистане: „детский дом – не место для детей“

В 2019 году Узбекистан добился умеренного прогресса в усилиях по искоренению наихудших форм детского труда. Правительство приняло активные меры по предотвращению использования детского труда при уборке хлопка, в том числе путем введения уголовных наказаний за повторные нарушения запретов на опасные работы, удвоения числа инспекторов труда, а также проведения широкой разъяснительной работы по законодательству о детском труде и штрафам за нарушения, говорится в докладе министерства труда США.

Правительство также учредило новую Национальную комиссию по борьбе с торговлей людьми и принудительным трудом и приняло новую дорожную карту по борьбе с торговлей людьми и принудительным трудом. Однако дети в Узбекистане вовлекаются в наихудшие формы детского труда, в том числе в коммерческую сексуальную эксплуатацию. Хотя правительство прилагает значительные усилия во всех соответствующих областях, законы, запрещающие сексуальную эксплуатацию детей в коммерческих целях, не отвечают международным стандартам. Узбекистан также не проводил Национального обследования детского труда для определения распространенности детского труда в других секторах, кроме производства хлопка.

Дети в Узбекистане занимаются наихудшими формами детского труда, включая коммерческую сексуальную эксплуатацию. Узбекистан не проводил Национального обследования детского труда для определения распространенности детского труда в других секторах, кроме производства хлопка.

Статьи 131 и 135 Уголовного кодекса Республики Узбекистан предусматривают уголовную ответственность за сутенерство, сводничество, вовлечение или склонение детей к проституции, а также за действия лиц, наживающихся на проституции с участием детей. Однако ни один закон не предусматривает уголовной ответственности пользователей (клиентов) проституции с участием детей. Кроме того, хотя Узбекистан проводит политику на национальном уровне, запрещающую всем гражданам Узбекистана, включая детей, вступать в негосударственные вооруженные группы, вербовка детей такими группами прямо не карается законом.

Поскольку минимальный возраст для работы ниже возраста обязательного образования, детей можно поощрять к тому, чтобы они покидали школу до завершения обязательного образования.

В 2019 году верхняя и нижняя палаты парламента Узбекистана приняли поправки в Административный кодекс, ужесточающие наказание за нарушение законов о детском труде, а также поправки в Уголовный кодекс, устанавливающие уголовную ответственность за повторное нарушение законов, запрещающих опасный детский труд. Парламент также принял дополнительные поправки к Уголовному кодексу, которые вводят уголовную ответственность за нарушение условий принудительного труда, в том числе за соучастие должностных лиц в принудительном труде. Эти поправки были одобрены президентом в январе 2020 года и вступили в силу через три месяца.

Правительство создало институциональные механизмы для обеспечения соблюдения законов и положений о детском труде. Однако в деятельности министерства занятости и трудовых отношений существуют пробелы, которые могут препятствовать надлежащему соблюдению их законов о детском труде.

Правительство разработало политику, связанную с детским трудом. Однако существуют пробелы в политике, которые препятствуют усилиям по решению проблемы детского труда, включая создание хлопковых кластеров.

В течение отчетного периода правительство приняло новую стратегию развития сельского хозяйства, которая включает в себя пункт о мерах по прекращению практического участия государства в растениеводстве к 2023 году. Чиновники уточнили, что это будет включать в себя прекращение квот на производство хлопка. В начале марта 2020 года президент Мирзиеев подписал указ, формально положивший конец практике навязывания государственных планов производства в хлопковой отрасли. В соответствии с этими планами во время предыдущих урожаев местные и региональные чиновники были привлечены к ответственности за достижение производственных целей, что, по мнению наблюдателей, было основной причиной принудительного труда и увеличивало риск детского труда.

В 2019 году правительство финансировало и участвовало в программах, которые включали в себя цель ликвидации или предотвращения детского труда. Однако в этих социальных программах существуют пробелы, в том числе в том, что касается адекватности программ решению всей проблемы.

В 2019 году правительство создало 197 новых региональных центров по всей стране для реабилитации жертв торговли людьми, в том числе детей.

Хотя существуют программы, направленные на борьбу с детским трудом в хлопковом секторе, исследования не обнаружили доказательств программ, направленных на борьбу с детским трудом в других секторах, таких как общественные работы и уличные работы.

Поделиться
Read Previous

Туркменский лидер поздравил Россию с разработкой вакцины против коронавируса

Read Next

Казахстан: новая инициатива ЕС–ПРООН по укреплению устойчивости молодежи к насильственному экстремизму

оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *