Follow Us

  • 09/18/2021

Туркменистан: игра президента

Поделиться

Государственные СМИ постепенно нарушают табу на упоминание пандемии, но отрицание по-прежнему остается в порядке вещей.

Правительство выставляет на аукцион ряд автомобилей из парка администрации президента. Среди них винтажный Bentley Continental 2009 года выпуска за 75 000 долларов, пара бронированных Mercedes-Benz S600s по 48 500 долларов за штуку и Cadillac STS 2010 года выпуска (также бронированный) за 72 500 долларов. Президент Гурбангулы Бердымухамедов, очевидно, устал от этих старых машин. В прошлом году на инвестиционном форуме на Каспийском море ему удалось купить целый парк лимузинов российского производства Aurus Senat, подделку Rolls-Royce, которая является предпочтительным транспортом Владимира Путина.

Это характерно странный приоритет в то время, когда глобальная экономическая картина выглядит для Туркменистана менее чем радужной. Цены на нефть упали до невиданных десятилетиями цен, а вместе с ними упали и другие энергоносители, такие как природный газ, необходимый Туркменистану для выживания.

Бердымухамедов хочет больше нефти и газа, больше эффективности. Он надеется достичь за счет связей с иностранными инвесторами, которые, как он надеется, помогут выжать больше сырой нефти из стареющих месторождений. Türkmennebit в прошлом году подписала меморандум о взаимопонимании с российской компанией ARETI, которой руководит туркменский бизнесмен Игорь Макаров, с целью дальнейшего развития Uzynada. Арети уже разрабатывает туркменский шельфовый Каспийский заповедник в рамках соглашения о разделе продукции.

Вернувшись в реальную экономику, спиралевидное безумие коронавируса, по-видимому, побуждает к болезненной новой неформальной политике. Правительство, как сообщается, ввело контроль за движением капитала, ограничив общий размер ежедневных операций по банковским картам до 80 манатов (23 доллара по официальному курсу, 4 доллара на черном рынке). Это крайне важно, поскольку некоторые государственные магазины, где товары продаются по субсидированным ставкам, с конца прошлого года, как сообщается, отказались принимать наличные платежи. Идея здесь заключается в том, чтобы предотвратить массовую покупку, поскольку те же самые магазины, как говорят, испытывают нехватку многочисленных основных товаров.

На заседании Кабинета министров 26 марта заместитель премьер-министра Чары Гылыджов фактически признал нехватку продовольствия, заявив, что была создана комиссия для обеспечения регулярного снабжения продовольствием, в том числе путем активизации усилий по импортозамещению, а также поддержания стабильных цен.

Вопрос о том, насколько эффективно ограничения иммунизировали Туркменистан против распространения COVID-19, является сложным. Правительство не подтвердило ни одного случая заболевания, хотя в целом оно осмотрительно упоминает о пандемии вообще.

Государственные СМИ, по крайней мере, постепенно нарушают табу на упоминание этой пандемии. Но отрицание по-прежнему остается в порядке вещей.

Гражданам запрещено поднимать эту тему публично и что они рискуют быть арестованными, если будут говорить о пандемии во время ожидания в очередях или на автобусных остановках. Однако изменения в повседневной жизни свидетельствуют о ситуации, которая не смеет назвать свое имя. По состоянию на 24 марта все рестораны и кафе в Ашхабаде, как сообщается, были закрыты. Закрытие школ, начавшееся после весеннего праздника Навруз, было продлено до 6 апреля. Ограничения, естественно, не распространяются на Бердымухамедова, который разгуливает по городу, как всегда.

Поделиться

Special correspondent

Read Previous

Утешение футбольных фанатов Таджикистана

Read Next

Богачи Центральной Азии вступают в борьбу с коронавирусом

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x