• 10/26/2020

Борьба с туркменским COVID-19

Борьба с туркменским COVID-19

В одной из самых изолированных и авторитарных стран мира маски обязательны, и больницы изо всех сил пытаются справиться с ними — но официально вирус все еще не существует.

В то время как другие страны по всему миру зарегистрировали большое количество случаев заболевания и смертей, запустили программы тестирования и ввели строгие ограничения, туркменское правительство до сих пор не подтвердило ни одного случая заболевания COVID-19. Вместо этого в течение последних шести месяцев президент Гурбангулы Бердымухамедов, преемник Ниязова, отвечал на пандемию отрицанием, секретностью и дезинформацией.

Теперь десятки туркмен обращаются к правозащитным группам или зарубежным оппозиционным СМИ, отчаянно нуждаясь в информации о вирусе, которого, по словам их правительства, не существует.

Контролируемые государством средства массовой информации Туркменистана сделали все возможное для усиления посланий президента и игнорирования пандемии. Однако правозащитные группы и оппозиционные СМИ, базирующиеся за пределами страны, сообщают о резком росте числа случаев заболевания внутри страны.

Туркменские активисты, с которыми я говорил, говорят, что беспорядок в стране ошеломляет. Еще пару недель назад власти штрафовали людей, которые предпочитали носить маски.

Вместо того, чтобы решить этот насущный кризис здравоохранения, туркменские государственные СМИ опубликовали яркие сообщения о национальных праздниках, таких как День лошади в апреле и День ковра в мае. На ранних стадиях пандемии Бердымухамедов ближе всего подошел к признанию существования коронавируса, когда созвал мартовское заседание правительства и приказал окурить все общественные места дымом местной травы, известной как Хармала. Это, по его словам, обеспечит защиту от инфекционных заболеваний.

С тех пор горстка оппозиционных СМИ, работающих за пределами страны, сообщила о резком росте числа симптомов COVID-19, случаев пневмонии и смертей.

В апреле Всемирная организация здравоохранения приняла решение направить в Туркменистан экспертную миссию. Однако, ссылаясь на материально-технические трудности, группа не смогла въехать в страну до 6 июля. В конце визита ВОЗ опубликовала заявление, в котором говорится, что в Туркменистане не было зарегистрировано случаев заболевания коронавирусом, но советует правительству действовать так, как если бы вирус присутствовал внутри страны. Вслед за этим ВОЗ направила 16 июля в Международный аэропорт Туркменабат самолет, полный средств индивидуальной защиты.

С тех пор поездки по стране были ограничены, мечети, рынки и торговые центры закрыты, а правительство ввело обязательное ношение масок в общественных местах. Но официально COVID-19 в Туркменистане до сих пор не существует. По мнению правительства, повышенное загрязнение воздуха и высокая концентрация пыли являются причинами обязательного покрытия лица.

Многие медицинские работники в Туркменистане не имеют средств индивидуальной защиты, и лишь немногие из них должным образом подготовлены к использованию скудных запасов вентиляторов в стране. Врачи, по-видимому, также находятся под давлением государства, чтобы не сообщать о респираторных проблемах или пневмонии в качестве основных симптомов у пациентов.

«Такое давление совершенно неуместно и полностью противоречит общественному здравоохранению», – заявила Рэйчел Денбер, заместитель директора отдела Европы и Центральной Азии Human Rights Watch.

Поделиться
Read Previous

COVID-19 показывает необходимость восстановления систем общественного здравоохранения в странах Центральной Азии

Read Next

Бизнес-брифинг в Китае: неясные границы, беспокойные соседи

оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *